- Оправдывает себя?

 

Павел Делонг:-  Всегда стоит попытаться. Кто не рискует, не пьет шампанского.

 

- Но в России Вы пьете? Там Вас любят, узнают?

 

Павел Делонг: -  Ценят русское кино, это для них синоним высокого уровня, но я должен сказать об открытии, которое меня удивило. Я помню ситуацию двухлетней давности: съемки в Санкт-Петербурге, по улице идет старушка, может 78 лет, ухоженная, тип интеллектуалки. Тащит покупки. И черт, не стоит мне говорить, что я сделал...

 

- Помогли ей нести пакеты?

 

Павел Делонг: -  Ну, да. А она начала припоминать и анализировать мои роли. Потом в ее глазах заблестели слезы. Я спрашиваю: почему? А она: Вы знаете, потому что почти половина моей семьи - это поляки. Она рассказала мне об их сложных судьбах. Каждый пятый человек, которого я встречаю, в России, на Украине, в Беларуси, имеет польские корни. Для меня это был шок.

 

- Скажем четко: Вы там звезда. Это чувство роскошно?

 

Павел Делонг: -  Приятно.

 

- А Вы беспокоитесь из-за критики?

 

Павел Делонг: -    Мне больно от несправедливости, но, с другой стороны, становлюсь стойким к зависти. Есть просто злые люди, например, один из бывших сотрудников "Wprost". ". В начале очень волновался из-за атак. (Речь идет об обложке в журнале, на которой Павел Делонг  был одет в мундир. После этого в интернете появились голоса, что сочувствует Путину, потому что играет в России - прим. ред.). Но я подумал: почему я должен быть мальчиком для битья, игрушкой в чьих-то руках?

- Вы стараетесь вжиться в образ, как я вижу. Может достаточно просто хорошо играть немца? Нужно сразу проживать?

 

Павел Делонг: - Мне нравится исследовать новые области, люблю учиться. Я из старой школы: я живу от фильма к фильму. Я не говорю, что что-то там делал в 2010 году только между, скажем, "Ключом Саламандры" и "Войнами империй". Я обожаю актеров, которые играют так, как будто за спиной у них поддержка... высшей силы: Дэниел Дэй-Льюис, Хоакин Феникс. Я читал когда-то интервью с 90-летней Ириной Квятковской, которая на вопрос, откуда у нее столько энергии для игры, ответила: "Как это откуда? Со мной на сцену выходят ангелы!".

 

- Вы верите в такую божественную энергию?

 

Павел Делонг: -  Это интимный вопрос, но раз уж вы спросили: "Бог есть" или "Бога нет", я выбираю первый вариант.

 

- А что, кроме силы за спиной, помогло Вам выйти за пределы Польши. Языки?

 

Павел Делонг: -  Не сразу. Когда я окончил школу, я говорил на ломаном английском, плохом русском и французском языках. Я поехал во Францию и встретил человека, который должен был стать моим агентом. Он сказал: "Ничего страшного, что Вы не говорите бегло, завтра в девять у Вас кастинг". Я пошел, я выиграл и сыграл в моем первом фильме «Les femmes d’abord». Это  стимулировало меня к изучению французского языка. Так же было и в России. Появились предложения, и я начал учить язык.

 

- Продюсеры согласны ждать актера, который нравится на кастинге, но не умеет говорить?

 

Павел Делонг: -  Нет, сегодня никто не ждет. В начале, во французских фильмах, текст воспринимал как партитуру. Я брал запись как "ноты" на память. Недавно я играл этим методом в фильме немецком, потому что выучить еще один язык - это выше моих сил. Русский тоже не из простых. Бывают недоразумения, потому что ударение скачет, меняется. Несколько раз позабавил россиян, когда неправильно поставил ударение. Например, слово "написать". "Я написал" может звучать как "я написал" или... "я описался". Но я тренирую, я тренирую постоянно. Не только языки.

- Что Вы сделали?

 

Павел Делонг: -    Я подал на редакцию в суд. Хотя долго задавался вопросом, как реагировать. Потому что иногда, когда человек начинает защищаться, люди думают, "есть что-то на его совести." С другой стороны,  если это простить, тебя сломает мысль: до каких пор, где предел? Наконец, я обратился в суд, дела идут. Так много насмешек появилось обо мне, что я сказал "хватит". Это изменит что-нибудь? И может быть, лучше ничего не делать и притворяться, что это меня забавляет. Так плохо, и так плохо. У меня есть ощущение, что таблоиды нарушают наши права. Я бы даже сказал, что в некотором смысле, Польша стала страной беззакония, поскольку соглашается такие отношения. Там нет четких положений, которые быстро и остро для «нарушителей» регулируют наши права. Мой случай является болезненным, но не резким.

И то, что с теми, кого публично линчевали и обзывали?

 

- Чувствуете негодование или беспомощность?

 

Павел Делонг: -  Скорее, бунт. Потому что после того я, возможно,  буду говорить с ребенком об этом? Зачем ему внимания в школе "а твой папа... это ли те". Я работаю на свое имя 20 лет. Мы говорим о нарушении личных прав. Все больше и больше меня раздражает, что не имеем на это наказание.

 

- Однако, возможно, что-то можно с этим сделать?

 

Павел Делонг: -  Это требует участия. Большая часть моего поколения сосредоточена на индивидуальном успехе. Все работают усиленно, чтобы сделать карьеру, иметь отличный автомобиль, детей в хорошей школе. Но уже то, что вокруг меня, это не моя история. Я думаю, что наступает этап, когда уже стоит обратить внимание не на свои дела.

 

- Заняться политикой?

 

Павел Делонг: -  Нет, у меня есть впечатление, что участие в политике будет еще одним разочарованием. Но, может быть, в значимой общественной деятельности? В разговоре с друзьями я недавно сказал: "Господа, у нас есть хорошая работа, выращенные дети и деньги на счетах, мы можем в настоящее время заняться нашими общими проблемами?"

 

- Например?

 

Павел Делонг: -  Список можно продолжать долго: политики живут в мире своих войн, но что они хотят таким образом устроить? Почему гражданин рассматривается как овца для стрижки? ZUS не защищает нас и обкрадывает. Моя мать -  пенсионерка. Если бы я не помогал, ей было бы трудно. Как жить и лечиться на 1200 злотых в месяц? Специалиста NFZ-u ждет восемь месяцев. Польша не дружественная страна для обычного гражданина, для семей, для молодых людей, потому значительная часть уже уехала или скоро уедет. Как это изменить? Я верю в трансформацию сознания людей. И это должно быть участие в различных акциях, инициативах, добровольчество ...

Сорок пять лет, семьдесят ролей. За рубежом много главных. Бок о бок с такими звездами, как, например, Рутгер Хауэр.

 

 Сегодня говорят: «Делонг». Думают: актер, играющий в России. Но это не так. Павел Делонг  имеет польскую  прописку, здесь платит налоги, здесь у него семья. Его сын, Павел-младший, не пошел по стопам отца, не хочет быть актером. Папа мало о нем говорит, в интервью не раскрывает личные секреты. Молчит об отношениях с сестрой Доротой Делонг, также актрисой. Хотя год назад СМИ писали о скорой свадьбе, Павел все еще не носит обручальное кольцо. Является ли его  партнером Эмма Киворкова, привлекательная девушка-стоматолог? Не скажет. Боится вредоносных программ, средств массовой информации, потому что те недавно атаковали его, обвинив... в сотрудничестве с президентом Путиным. Урок на будущее: необходимо обращать внимание на слова, подвергать цензуре фотографии. Может было бы лучше, если бы стал спортсменом или юристом, как когда-то планировал. Но нет, не жалеет, что выбрал профессию актера. Хотя уже знает, что, когда живешь "на виду", бывает гораздо сложнее. Мы встречаемся в его любимом ресторане на Мокотове. Он в джинсах и кожаной куртке. Но это уже не тот любовник, как год назад. Не в последнюю очередь из-за бороды.

Говорят, что актерское мастерство - это не занятие для мужчины,  потому что постоянная погоня  за ролью унижает. А когда еще прибавляется несколько килограммов и пара седых волос, - это проблема. Павел Делонг может здесь сказать „не применимо”. Он роли не просит. Не было предложений в Польше - уехал. Учил языки, играл во Франции, в Германии. В России даже знаменит. Ну, и без сожаления расстался с образом „красавчика”. Недавно сыграл бородатого монаха с лишним весом. Хорошо встретить человека, который не горюет и знает, чего хочет...

Павел Делонг: Высшая сила за спиной.

- Откуда у Вас положительная энергия?

 

Павел Делонг: -  Может это вопрос воспитания? Отец внушал мне, что нужно быть самостоятельным. Не рассчитывать ни на кого, не ждать, пока кто-то тебе что-то даст. Это правильная позиция для мужчины. У меня традиционный подход к роли человека в отношениях, в семье.

 

- Никакого равноправия?

 

Павел Делонг: -  Женщина должна чувствовать себя женственной, а идеальный мужчина... ну, должен позаботиться о ней, подать руку. Но это уже прошлое. Сегодня мы должны быть партнерами. Но я не представляю себе обратных ролей: мужчина сидит дома,  а женщина занимается карьерой и зарабатыванием денег.

 

- Вы говорите об этом со своим сыном?

 

Павел Делонг: -  Извините, у меня принцип, что я не говорю в интервью о своих близких. Таблоиды вытащат потом из контекста какие-то фразы, и ничего хорошего из этого не получится. Давайте поговорим о работе.

 

- Чем Вы сейчас заняты?

 

Павел Делонг: - Я пробую силы за рубежом в роли продюсера, результаты должны появиться еще в этом году.

 

- Не боитесь, что в Польше выпадете из обоймы?

 

Павел Делонг: -  Из какой обоймы? В Польше есть небольшие прослушивания – за последние семь лет я был на одном. Режиссеры предпочитают оценивать по-своему. А я во всех моих фильмах иностранных сыграл благодаря съемкам и пробам. Теперь, однако, дал мне шанс Jan Kidawa-Błoński, пригласил на кастинг и предложил работу. Мы заканчиваем съемки фильма "Звезды". Сценарий основан на истории футболиста Яна Banasia. Я играю его отца.

 

- Я видела кадры. Седина на висках. 45 лет-это повод для гордости или стресса?

 

Павел Делонг: - Течение времени я принимаю спокойно. Наступает момент, когда нужно закрыть определенный этап и перейти к следующему. Когда-то я услышал от хорошего режиссера: "Довольно уже сыграл ролей романтических. Ты старый конь, пора что-то менять". И он был прав. Пожалуйста, посмотрите на меня. Есть морщины?  Они.

 

- Есть также способы, чтобы продлить молодость?

 

Павел Делонг: - Нет, нет. Я потеряю что-то, если попытаюсь это сделать. Зритель будет чувствовать себя обманутым. Старение - это естественный процесс, зачем ему сопротивляться? Я стараюсь только поддерживать хорошую физическую форму. Я научился заботиться о диете, хотя мой организм тоскует по тому, что готовила мама: свиные отбивные, кислый суп, пельмени… Но я хочу быть мастером. Я получил сценарий французского фильма "Сальса". Это история отца, который является инструктором по танцам, и сам воспитывает дочь-подростка. Если я получу эту роль, мне придется вывернуться наизнанку на танцполе.

 

- За что сегодня Вы себя любите?

 

Павел Делонг: - Мне нравится в себе достоинство. Не гордость, но достоинство. Я сам создаю свою жизнь, и в целом она успешна. Я более счастлив, чем несчастен.

 

 

Agnieszka Litorowicz-Siegert

TWÓJ STYL 9/2015

 

- Когда в последний раз можно было увидеть Ваше имя на афише в Польше?

 

Павел Делонг: - Недавно. В апреле в театре Łaźnia Nowa у нас была премьера спектакля «Maciej Korbowa i Bellatrix»  Виткация режиссера Кристиана Лупы, а вскоре после этого премьеру этого же спектакля в театре Imka. Это была попытка реконструкции дипломного спектакля  1993 года. Оказалось, что возникло что-то новое, уникальное. После 22 лет я встретился с теми же коллегами, которые заканчивали со мной краковскую театральную академию. Было интересно, даже тревожно. Каждого из нас сопровождало множество вопросов, возвращение  в прошлое заставляло нас пересмотреть... настоящее. Лупа и Виткаций были в начале моей карьеры. Теперь они появились снова, я думаю, что в нужный момент.

 

- Вы сыграли 70 ролей, почти все в фильмах. Не хватает Вам театра?

 

Павел Делонг: - Не хватает. Работая уже за рубежом, в течение трех лет я ездил на актерские мастер-классы Джона Страсберга и тренера Сала Ремо. Большинство французских, американских или немецких актеров постоянно работают с тренерами или посещают курсы. Я рассказывал им, что у нас нет такого обычая. Удивлялись, как это возможно. Ну, польские актеры просто чаще играют в театре, а это лучшая школа. Театр в Польше дает шансы на постоянное развитие. Бывает также вторым домом, если удастся создать команду.

 

- Вы уехали из Польши за хлебом?

 

Павел Делонг: - Я уехал, потому что здесь я играл однотипные роли. Уже много лет приходили подобные предложения. Положа руку на сердце: я не могу играть парня, который остановился на стадии " мне еще  двадцать лет". Я начал работать за границей, потому что в какой-то момент у меня не было выбора. Я не хотел полагаться на милость режиссера или продюсера, который может предложить  мне что-то иное.

 

- Смелым оказались за границей?

 

Павел Делонг: - Да. Ну, посмотрите на эту фотографию  в коморке.

 

- Это Вы? Мрачный монах с длинной бородой. И, наверное, с лишним весом.

 

Павел Делонг: - Снимается фильм, где я играю священника из Х века. Миссионера, который приходит из Византии в Киевскую Русь. Фильм под названием «Викинг». Проще говоря, фильм о том, что невозможно изгнать дьявола из души святой водой. И сегодня пришло предложение американского продюсера - персонаж следователь КГБ. Достаточно

подлый.   В этой роли они тоже видят меня.

 

- А какая роль была для Вас самой трудной?

 

Павел Делонг: - Персонаж Юргена Кёллера в фильме "Мы так сильно ненавидели". Я играл немца, который сначала офицер Вермахта, а после войны становится журналистом и пытается рассчитаться с прошлым. Для меня это трудная точка отсчета. Ведь я поляк, патриот, родившийся через 25 лет после войны, но, когда я думаю о том, что немцы сделали в нашей стране, у меня болит в груди. Кажется, это было только актерское задание, но я должен был что-то в себе пересмотреть, чтобы войти в образ этого немца, у которого в результате опыта меняется отношение к собственной семье, нации. Ну и благодаря этой роли я понял лучше, что случилось с Германией после ВТОРОЙ мировой, какую трансформацию они прошли, как это случилось, что сегодня они являются одним из самых пацифистских народов мира.

OFFICIAL WEBSITE

PAWEL DELAG